Балтику превращают в «натовскую лужу»

Чем обернётся вступление Финляндии в Североатлантический альянс

Алексей Верхоянцев

l-150213

На территории Финляндии проходят военные учения BALTOPS. Впервые в них принимают участие 200 американских военнослужащих. В мировых СМИ пока больше внимания уделяется курьёзу с медведем, который напугал финских солдат. Однако характерно, что впервые военнослужащие НАТО высадились на полуострове Ханко, который СССР арендовал у Финляндии перед началом Великой Отечественной войны.

Стратегическое значение финского побережья для контроля над Балтикой сложно переоценить. И хотя официальные лица, как, например, министр обороны страны Юсси Ниинисте, пытаются уверить СМИ, что данные учения «не свидетельствует об изменении геополитического курса» страны, оснований для недоверия к их словам более чем достаточно. В последнее время именно в скандинавских странах усиленно раздувается миф о российской угрозе, о шныряющих у берегов полуострова русских подлодках.

Во время Второй мировой войны Финляндия уже присоединилась к враждебному нашей стране блоку. Не повторит ли она такой шаг сейчас, когда международная обстановка накаляется? И какие это будет иметь последствия для России?

— Конечно, в случае вступления Финляндии в НАТО ситуация для нас серьёзно осложнится, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Альянс будет контролировать Балтийское море сразу с северного и южного берегов. Санкт-Петербург окажется фактически в блокаде. То есть ситуация приблизится к той, что была во время Великой Отечественной войны, когда нашим военным пришлось оставить финский полуостров Ханко.

Сейчас у нас довольно сильные позиции в Карелии и на Кольском полуострове. Но если Скандинавский полуостров станет «вотчиной НАТО», безусловно, наше положение осложнится и там.

«СП»: — Можно будет сказать, что Балтийское море для нас в стратегическом отношении окажется потерянным?

— НАТО к этому стремится. Наша калининградская группировка связывает им руки. Она вынесена как бы в тыл альянса. Сейчас мы, опираясь на своё военно-техническое превосходство, с двух сторон держим Прибалтику под своим контролем. А вот если у НАТО будут свои базы в Швеции и Финляндии, то нам, в случае необходимости, будет сложно заблокировать натовские подразделения в Прибалтике. Сейчас мы можем контролировать Балтийское море вплоть до Датских проливов. Потому альянс и стремится заполучить в свои ряды Финляндию.

«СП»: — Велика ли вероятность, что это у НАТО получится?

— Финны ещё помнят уроки Второй мировой войны. И в НАТО не стремятся. К тому же они понимают, что вступление в альянс автоматически будет означать, что их страна в случае войны станет мишенью для российских ракет с ядерными боеголовками. Тем более что главные страны НАТО — США и Великобритания — как раз и добиваются того, чтобы первые удары России в случае ядерной войны были нанесены не по их территории, а по странам вблизи наших границ.

Допускаю, что скандинавы сейчас ведут свою игру. Им напрямую не хочется отказывать НАТО. Они делают вид, что не против такого шага, одновременно «попугивая» нас. Но на вступление в альянс вряд ли решатся.

«СП»: — Что может сделать Россия, чтобы Финляндия с Швецией точно не решились вступать в НАТО?

— Надо проявлять твёрдость. У нас слишком много испуганных голосов раздаётся в СМИ о том, что нас со всех сторон обложили, НАТО превосходит нас по числу вооруженийи т. д. Причём «пугают» народ, в том числе и депутаты Госдумы, и представители исполнительной власти. В то время как военная мощь НАТО — во многом миф. У альянса значительная часть техники устарела и пылится на складах. Реально боеспособных частей у НАТО не так много. Панические настроения только разжигают аппетит у агрессора. Нам надо всеми способами показывать, что мы не боимся НАТО и готовы дать отпор. Параллельно продолжать модернизировать свою армию. Я бы ввёл практику «информационных атак». Вот Румыния разместила на своей территории базу НАТО. Надо снять фильм, где бы подробно рассказывалось для румынского обывателя, куда и как мы будем бить в случае войны, какие потери и разрушения понесёт страна. Тогда-то обыватель задумается. На Западе уже не раз снимали пропагандистские фильмы о том, как они будут «бить русских». Вот и нам надо использовать это информационное оружие.

— Финляндия в своей внешней политике всегда краем глаза поглядывает на Швецию, — говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — А именно Швеция сейчас, как никогда раньше, ориентирована на вступление в Североатлантический альянс. По крайней мере, в этой стране есть влиятельные силы, которые склоняют общественное мнение к такому выбору. Если Швеция в итоге вступит в НАТО, тогда и в Финляндии этот вопрос встанет крайне остро. До этого финны самостоятельно в НАТО не пойдут, хотя они никогда в этом не признаются.

Кстати, Швеция при её нейтральном статусе всегда была сдержанно враждебно настроена к СССР, а затем и России. А вот Финляндия никогда серьёзными антироссийскими настроениями не отличалась.

«СП»: — На минуту представим, что Скандинавия — территория НАТО…

— Для нас это будет довольно болезненный поворот. Таким образом для России будет полностью замкнуто европейское направление. А Балтийское море превратится в «натовскую лужу». Североатлантический альянс получит практически полный контроль над этим морем. Нам придётся полностью менять свою геополитическую стратегию. Хотя в последнее время мы постепенно делаем это и так. Например, в российской армии было четыре оперативно-стратегических командования, а теперь Северный Флот стал пятым. Фактически на Кольском полуострове появился свой военный округ. Это говорит о том, что именно арктическому сектору уделяется огромное внимание, идёт работа на перспективу. Россия должна понимать, что у НАТО есть шансы полностью взять под контроль наши западные границы.

Но и Финляндия должна понимать все последствия такого шага. Другое дело, что для НАТО Финляндия — это такой лакомый кусок. И не только со стратегической точки зрения. Финская армия, несмотря на свою малочисленность, одна из лучших в Европе по уровню подготовки. Использовать такую армию в своих интересах руководство альянса очень даже не прочь.

«СП»: — НАТО всерьёз рассматривает вероятность прямых военных столкновений с Россией?

— НАТО в своей политике последовательно добивается двух целей. Первое — везде, где можно, заблокировать Россию. В том числе «разрулив» в свою пользу ситуацию с Украиной. Вторая — взять под контроль стратегически важные участки морских побережий во всём мире. Это даст возможность контролировать торговые, энергетические и прочие артерии. Сам знак НАТО означает розу ветров — говорящий символ. Один из натовских экспертов, не скрывая, говорил мне в личном разговоре, что они и добиваются экономического и политического контроля над всем миром. Это концепцию в общих чертах разработал ещё в начале 20-го века американский военный теоретик Альфред Мэхэн.

В принципе, американцы сейчас идут к тому, чтобы полностью взять под контроль Средиземное море, Балтику. А вот Арктику они бы и хотели взять под контроль, но не могут.

«СП»: — А финны понимают, что в случае вступления в НАТО понесут, как минимум, серьёзные экономические издержки? Ведь именно российская древесина во многом обеспечивает экономическое благополучие этой страны…

— Дело не только в экономике, хотя это и очень важно для Финляндии. Но также важно, что Финляндия после Второй мировой войны как раз много бонусов заработала на своём нейтральном статусе, который выделял её на общем фоне Запада. Она было чем-то вроде северной Швейцарии, страной, которая использовала свой нейтральный статус в собственных интересах.

А вступление в НАТО сделает её заурядной страной, которая во всех смыслах вынуждена будет оглядываться на Вашингтон. Большая часть финнов, в том числе и политический истеблишмент, это понимает и пока что отрицательно относится к членству в альянсе. Однако бесконечные страшилки о «просыпающемся русском медведе» понемногу делают своё дело. Это срабатывает. Пропаганда умело играет на фобиях западного обывателя. Поэтому всё может измениться.

46 тыс. военных НАТО у границ Калининградской области: сразу в пяти точках Прибалтики идут учения

__________

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото с сайта nato.int
 
В понедельник, 6 июня, в Польше начались самые масштабные в истории страны учения НАТО «Анаконда-16». В них примут участие сразу 31 тысяча солдат, 3 тысячи единицы военной техники, больше сотни самолетов и 12 кораблей.
 
Одновременно с этим в Балтийском море проходят еще одни ежегодные учения НАТО — BALTOPS, в которых задействованы 6,1 тыс. военнослужащих, 49 кораблей, 60 воздушных судов и три подводные лодки. Третья локация проведения «военных действий» — Литва, где сегодня начались воздушные военные учения Ramstein Alloy. В них примут участие около 20 военных самолетов ВВС Португалии и Великобритании, чьи самолеты сейчас патрулируют воздушное пространство Балтийских государств в рамках миссии НАТО, а также Германии, США, Литвы и Финляндии.
 
Днем ранее из Вильнюсского аэропорта по Литве на еще одни учения – «Железный волк» — поехала колонна из бронемашин, гаубиц и одной тысячи военнослужащих. 3 июня в Прибалтике начались масштабные учения «Удар саблей», активная фаза состоится в Латвии. Примут участие более 2 тысяч военнослужащих.
 
Итого, даже по примерным прикидкам, сейчас вокруг Калининградской области тренируются и улучшают свои боевые навыки больше 46 тысяч военнослужащих НАТО из десятков стран Европы. Что значит такие небывалые размах и демонстрация сил около границ России? Клопс.Ru изучил мнения отечественных и иностранных экспертов.

«Ситуация на Балтике более напряженная, чем когда-либо ранее»

Отставной датский бригадный генерал и историк Микаэль Клеммесен в интервью датской газете Berlingske Tidende говорит, что крупнейшие учения могут привести к возникновению серьезных ситуаций.
 
«Серьезные конфронтации в мире начинались совершенно неожиданно, например, Первая мировая война и Карибский кризис», — заявил Микаэль Клеммесен.
 
По его словам, российское руководство неоднократно давало понять, что рассматривает западное военное присутствие в международных водах кроме российского анклава Калининград как неприемлемую угрозу.
 
«Русские вынуждены продолжать соответствовать ожиданиям «действий в стиле мачо», когда американцы будут наращивать силы в Балтийском море в июне», — говорит он.
 
Другой эксперт — исследователь Тур Буккволл из Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии (FFI) — согласен: Россия смотрит на все учения НАТО, особенно на те, что проводятся вблизи России, как на провокацию.
 
«Ситуация на Балтике более напряженная, чем когда-либо ранее. Это результат большого взаимного недоверия с обеих сторон, а в такой ситуации все воспринимается максимально негативно», — заявил он в интервью.

«Учения направлены против России»

Точно такого же мнения придерживаются и российские чины. «Переброска и развертывание натовских сил на Балтике явно не нацелены против какой-нибудь иранской или северокорейской угрозы и не против абстрактного противника. Россия будет вынуждена предпринимать ответные действия, что выведет ситуацию на новый уровень потенциальных рисков», — заявил глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв.
 
«Как бы нас не уговаривали, что НАТО — оборонительная организация, я думаю, что эти учения направлены против России. Они могли бы в других регионах сплачивать свою деятельность, а не вблизи границ России», — заявил первый заместитель главы комитета Госдумы по обороне, Герой России Андрей Красов.

Почему напряженность растет?

«Акцент в учениях Baltops 2016 будет сделан на отработке ведения боевых действий на море (в том числе морских десантов и противолодочной борьбы), так как регион остается центральной зоной трения между НАТО и Россией, недавно обретшей самоуверенность», – отмечается в статье, опубликованной 1 июня американским военно-аналитическим порталом USNI News.
 
Издание упоминает участившиеся случаи сближения между военными кораблями НАТО и самолетами ВКС России, в частности инцидент с американским ракетным эсминцем «Дональд Кук», пишет «Взгляд»
 
«Военно-морские силы и торговый флот прибрежных государств Балтийского моря начиная с 2014 года испытывают на себе этот тип поведения (России), но Россия сейчас, кажется, более охотно также выполняет эти виды маневров в непосредственной близости от американских кораблей и самолетов», – утверждает американское издание.
 
Авторы публикации полагают, что эта «манера поведения» – признак того, что на своих западных рубежах Россия реализует свою «программу A2/AD». Под термином A2/AD (anti-access/area-denial) в НАТО понимают стратегию ограничения доступа к определенным территориям: противодействие допуску войск противника на эту территорию с одновременным ограничением действий противника на самой территории в случае прорыва. В случае Балтики речь идет о развертывании противокорабельных систем и систем ПВО в «Калининградском эксклаве», полагают авторы публикации.
 
«Baltops 2016 является важным посланием для России, учения демонстрируют решимость США и НАТО действовать в Балтийском море. А также готовность к непредвиденным обстоятельствам, когда военно-морские силы должны будут сыграть роль в обеспечении доступа в регион, для укрепления стран Прибалтики в случае кризиса или в военное время», – резюмирует американское издание.

Николай Цуканов отчитал министра ЖКХ и ТЭК и главу Балтийского района

0a9ce03282fd8ec733bc0e6824683d60

Сегодня в ходе оперативного совещания областного правительства губернатор Николай Цуканов пригрозил персональной ответственностью министру ЖКХ и ТЭК Евгению Кобылину из-за срыва сроков строительства газопроводов в Балтийске и Светлом. Глава региона дал два месяца чиновнику на решение этих проблем.

Вместе с тем в ходе совещания губернатор озвучил претензию и в адрес муниципальных властей Балтийского района.

«Деньги мы давали ежегодно для того, чтобы людям могла быть оказана качественная услуга. Миллиард рублей мы дали на газопроводы, и сейчас городские власти не планируют строительство газовой котельной, всячески препятствуют по непонятным для нас причинам. Нет объяснений этому, никаких», — заявил Цуканов.

Глава региона попросил прокуратуру обратить внимание на возможное бездействие местных властей и пообещал, что если в ближайшие дни глава Балтийского района Людмила Коточигова не представит план по строительству котельной, а также документы о заказе оборудования и создании предприятия, которое будет обслуживать котельные, то он поднимет вопрос о дисквалификации городских и районных руководителей Балтийска.

«Калибры» берут Польшу на мушку

Что будет, когда Россия ударит по объектами ПРО США в Восточной Европе

l-149652

До поляков запоздало дошло, что элементы американской ПРО делают их мишенью для ударных российских вооружений. Такой вывод можно сделать из вопроса польского агентства PAP, адресованного главе польского МИД Витольду Ващиковскому: как он расценивает слова президента РФ Владимира Путина об ответных мерах на установку систем ПРО в Румынии и Польше?

«Президент Путин должен знать и прекрасно знает, что система противоракетной обороны в Польше никак не угрожает безопасности России. Эта система должна защищать Европу от ракетной атаки с Ближнего Востока», — предсказуемо ответил Ващиковский.

Надо думать, что и Вашиковский должен знать: соглашение между Ираном и странами «шестерки» (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция и Германия) обязывает Тегеран не производить ядерное оружие. А без ядерного оснащения ракеты, которые изредка испытывает Иран, не представляют никакой угрозы.

Но Вашиковский следует не логике, а установкам главного патрона Польши — США. Так, 12 мая, генсек НАТО Йенс Столтенберг в ходе церемонии постановки на боевое дежурство американского комплекса ПРО системы Aegis Ashore на румынской военной базе Девеселу, заявил, что «система, которую мы создаем, исключительно оборонительная». А присутствующий там замглавы Пентагона Роберт Уорк пояснил, что «пока Иран продолжит разрабатывать баллистические ракеты, США будут работать со своими партнерами над защитой НАТО и всех наших союзников против этой угрозы».

Однако в положении американцев и поляков есть существенная разница. США, размещая ПРО за океаном, ничем не рискуют. А вот поляки послушно подставляют голову под российский обух.

Путин, напомним, стазу после церемонии в Румынии предупредил: заявления об отсутствии угрозы со стороны систем ПРО не соответствуют действительности, и что Россия будет «вынуждена на это отреагировать».

Видимо, жить в перекрестье прицела не слишком приятно, но Варшава все же на это идет. И прежде всего потому, что уповает на военное присутствие США и международных сил НАТО. Как подчеркнул Ващиковский, на прошлой встрече министров иностранных дел альянса в Брюсселе было принято решение об усилении восточного фланга за счет физического присутствия союзных сил. Другими словами, дал понять, что Польша под надежной защитой.

В каких ситуациях Москва может нанести удар по объектам ПРО в Польше, что ждет поляков при таком сценарии?

— С появлением в Европе объектов Aegis Ashore, наверняка — с гарантией 100% — на них будут нацелены российские ударные средства, — считает член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. — Один из вариантов таких средств продемонстрировали в Сирии — это крылатые ракеты средней дальности «Калибр» морского и воздушного базирования. Кроме того, у нас имеется ударная авиация, типа фронтового бомбардировщика Су-34, который с аэродромов в Крыму или в Калининградской области достает до указанных объектов. Наконец, у нас есть системы радиоэлектронной борьбы, — как в наземном, так и в воздушном вариантах. Они способны купировать разведывательные и управленческие возможности американских РЛС, которые размещены в Румынии и Польше.

С другой стороны, следует отметить, что российские силы и средства, размещенные на Северо-Западном стратегическом направлении, — к нему относятся государства Прибалтики, северная часть Польши, Балтийский морской театр, — имеют явно второстепенное значение для Западного военного округа. На этом направлении мы не увеличиваем ни количество общевойсковых соединений, ни соединений Воздушно-Космических сил. До сих пор в Калининграде, например, ракетная бригада вооружена комплексами «Точка-У», а не новейшим «Искандер-М».

«СП»: — В каких ситуациях мы можем нанести удар по элементам ПРО в Польше?

— В условиях развязывания ядерного конфликта с США — и эти условия совершенно четко прописаны в Военной доктрине РФ. Это либо применение оружия массового поражения по территории РФ, либо применения обычных вооруженных сил в таких масштабах, что это ставит под угрозу существование Российского государства.

В этих случаях наши противники должны ожидать — не могут, а именно должны, — падения ядерных боеприпасов на свои головы в очень большом количестве. И никто при этом нигде не спасется — ни за океаном, на территории США, ни за проливом, на территории Великобритании, ни на территории Польши или Румынии.

«СП»: — По объектам ПРО в Европе мы будем бить исключительно ядерным оружием?

— Нет. Понятно, что в случае развязывания ядерного конфликта по этим объектам, вероятнее всего, будут применены ударные средства в ядерном снаряжении. Если же будет развиваться сценарий военного конфликта со странами НАТО с применением только обычных вооружений, по объектам ПРО также будут применяться ударные средства в обычном снаряжении.

Во втором случае, скажем так, близлежащим населенным пунктам и гражданскому населению Польши вряд ли что-то грозит. Эти обычные вооружения высокоточные, включая крылатые и операционно-тактические ракеты, и авиационные средства поражения.

«СП»: — А в случае удара ядерными зарядами насколько сильными будут разрушения на прилегающей местности?

— Учитывая, что сейчас типовые ядерные боеприпасы переходят в класс высокоточных, их мощность значительно снижена по сравнению с боезарядами 1960−1970-х годов. Сегодня типовым снаряжением — и у нас, и у американцев, — являются боеприпасы мощностью 100−150 килотонн.

А дальше можно открыть справочник по поражающим факторам, либо соответствующие интернет-ресурсы, которые позволяют указать точку на карте, и вычислить зоны поражения ударной волной, гамма-излучением, следами радиоактивных осадков в зависимости от направления ветра и высоты подрыва боеприпаса.

Здесь общего ответа нет. А в качестве примера можно брать 15-килотонный взрыв в Хиросиме — как пример действия воздушного ядерного взрыва по городу. Но в данном случае объекты ПРО расположены не в городских условиях. Так что близлежащие населенные пункты в той же Польше будут затронуты, но трудно сказать, в какой степени.

«СП»: — Глава польского МИД дал понять, что от российских ударов Польшу защитит усиленный восточный фланг НАТО за счет физического присутствия союзных сил. Это действительно так?

— Мне во время службы в Советской армии довелось разрабатывать учебные планы армейской наступательной операции с применением ядерного оружия. И должен сказать, что в полосе наступления армии, на глубину армейской операции, я планировал применить 60−80 ядерных зарядов по различным целям.

Так что если кто-то в нынешней Польше думает, что от такого наступления кто-то кого-то способен защитить — он глубоко заблуждается…

— Современные войны ведутся, в основном, с помощью высокоточного оружия, — отмечает ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин. — При этом его дальность весьма значительна. Скажем, дальность ракет «Калибр» — около двух тысяч километров. Удары такими ракетами могут парализовать объекты американской ПРО, возможно, еще до старта наших баллистических ракет.

Я, конечно, не Генеральный штаб. Но, скорее всего, перед началом крупного конфликта будет нанесен упреждающий удар с помощью высокоточных средств не только по объектам ПРО, но и по военным базам США и НАТО в Восточной Европе.

«СП»: — Объекты ПРО трудно вывести из строя?

— Если речь идет о локаторах — элементарно, это очень уязвимая цель. Шахтные пусковые установки противоракет — цель, конечно, посерьезнее. Для ее поражения нужны либо мощные заряды, либо даже ядерные заряды избирательного действия — небольшой мощности и с высокоточным наведением.

«СП»: — Сможет ли Польша защититься от этих ударов?

— Безусловно, нет. Польша в этом случае станет полигоном для ведения боевых действий между НАТО и Россией — если, не дай Бог, реализуется такой вариант развития событий.

«СП»: — В декабре 1979 блок НАТО принял решение разместить в Западной Европе новейшие американские ракеты «Першинг-2» и «Томагавк». Началась волна митингов противников размещения ракет, так как в случае первого удара со стороны американцев Европа, а не Америка стала бы мишенью ответного удара СССР. Может ли повторится эта ситуация в странах Восточной Европы — как реакция на контрмеры Москвы?

— Думаю, нынешняя ситуация все-таки отличается. Сейчас в Польше и других странах Восточной Европы наблюдается рефлексия населения на почве антироссийских фобий. Эти страны вышли из-под влияния СССР и Варшавского договора, но тут же попали под еще более жесткий контроль США и НАТО. Признавать этого никому не хочется.

При этом европейские политики и элиты в глубине души убеждены, что крупного конфликта между Россией и странами НАТО не будет. Но именно они нагнетают сейчас страхи. Во-первых, чтобы население не протестовало против американского военного присутствия. Во-вторых, чтобы требовать помощь со стороны Запада, получать от него дополнительные ассигнования, и быть более защищенными экономически. По сути, нагнетание антироссийской пропаганды позволяет странам Прибалтики и той же Польше поправлять свое материальное положение.

Новой войны в Европе никто не желает. Но такого инструмента политики, как запугивание Россией, еще никто не отменял…

svpressa.ru

МОСЬКИ ДОГАВКАЛИСЬ: РОССИЯ ПЕРЕСТАЕТ КОРМИТЬ РУСОФОБСКИЕ РЕЖИМЫ ПРИБАЛТИКИ

Вы нам еще за Бронзового солдата ответите

bronzoviy-soldat

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почти сразу с момента отделения от СССР, или, как они говорят — «освобождения от советской оккупации», экономика республик Прибалтики демонстрировала бурный рост. К примеру, ВВП (по ППС) на душу населения с 1993 по 2008 год там вырос в 3,6 раза, достигнув в Латвии $18 тыс., в Литве $19,5 тыс., а в Эстонии вообще $22 тыс. В то время как в России он вырос только в 2 раза и составил $21,6 тыс. На этом основании правящие элиты Прибалтики, подражая Японии и Южной Корее, с гордостью начали именовать себя Прибалтийскими экономическими тиграми. Мол, дайте срок, всего-то еще несколько лет, и тогда мы всем покажем, кто кого кормил в Советском Союзе…

С тех пор прошло целых семь лет, но чуда почему-то не случилось. Да и откуда ему там было взяться, если вся экономика этих республик продолжала существовать исключительно на российском товарно-сырьевом транзите? Все помнят возмущение поляков по поводу ставших ненужными яблок и финнов с их внезапно затоварившейся молочной отраслью. На этом фоне проблемы Литвы, поставлявшей в Россию 76,13% производимых у себя овощей и 67,89% — фруктов, казались не столь существенными. Взятые вместе они обеспечивали всего 2,68% общего экспорта страны. И даже тот факт, что Россия покупала до половины (46,3%) литовской промышленной продукции — тоже выглядел бледно ввиду незначительности общего объема её выпуска в Литве, что в штуках, что в тоннах, что в деньгах. Как, впрочем, в Латвии и Эстонии тоже.

Собственное производство в постсоветский период не являлось сильной стороной ни одного из прибалтийских «тигров». В реальности жили они, как говорится, не с промышленности, а с дороги. После отделения от СССР им даром достались порты, через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн тонн, за перевалку которого Россия платила до $1 млрд ежегодно, что равнялось 4,25% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии за 1998 год. По мере восстановления российской экономики экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах. По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн т, в том числе: порт Рига — 41,1 млн т; Клайпеда — 36,4 млн т; Таллин — 28,3 млн т; Вентспилс — 26,2 млн т. Только один российский либеральный «Кузбассразрезуголь» своим покупателям через Прибалтику отгружал больше 4,5 млн т угля в год.

Особенно показательна картина с прибалтийской монополией на транспортировку нефти. Советский Союз в свое время построил на побережье мощный по тем временам нефтеналивной терминал Вентспилс и протянул туда единственный в регионе транспортный трубопровод. При «обретении независимости» всё это хозяйство бесплатно досталось Латвии. Так в 1990-е годы она получила трубу, через которую бывший «оккупант» перекачивал более 30 млн т нефти и нефтепродуктов в год. Если учесть, что логистика обходилась примерно в $0,7 за баррель, а баррелей в тонне 7,33, то по самым скромным прикидкам «за проезд» латышам каждый год набегало по $153,93 млн. Причем этот их «заработок» увеличивался по мере роста российского нефтяного экспорта.

Пока российские либералы гнобили страну за слишком сырьевую структуру экономики, к 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 млн т. В «транспортных деньгах» это больше $1,14 млрд. Они все, конечно, латышам не доставались, часть грузооборота шла через Санкт-Петербург и порты Ленинградской области, но их развитие прибалты очень сильно тормозили всеми доступными способами. Видимо, не стоит специально объяснять — почему.

Вторым важным источником «дорожных денег» для прибалтийских портов стала перевалка морских контейнеров (TEU). Даже сейчас, когда в активную работу включены Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тыс. TEU), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тыс. TEU), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тыс. TEU). В сумме эти лимитрофы за перевалку одного TEU берут от $180 до $230, что приносит им на троих около $177,7 млн в год. Причем приведенные цифры отражают положение за 2014-й. Десять лет назад доля прибалтов в контейнерной логистике была примерно в три раза выше.

Кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, которых только через Ригу в 2014 году было отгружено большее 1,71 млн т, и прочей химии, как, например, жидкий аммиак, 1 млн т которого перекачал порт Вентспилс. До 5 млн т удобрений перегружалось на корабли в Таллине. В целом можно с уверенностью сказать, что до 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского «морского» экспорта, обеспечивая «тиграм» не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда следует прибавить еще железнодорожный транзит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32,4 поезда в сутки, что только таллинскому порту приносило около $117 млн ежегодно!

Таким образом, в течение двадцати лет, в целом на круг, только за счет своего транзитного положения «на дороге», кстати, построенной «советскими оккупантами», Литва, Латвия и Эстония получали до 30% их ВВП. При этом они

а) очень активно кричали на Россию и всячески провоцировали рост конфликтной базы между Россией и США — ЕС;

б) позволяли себе унижать и уничтожать русскоязычное население своих стран, предполагая, что им за это не придется никогда отвечать. Кстати, многие так думают. И ошибаются. Как бы не так.

Вместе с тем они еще имели рабочие места, налоговые поступления и возможность кичиться чрезвычайно высокими темпами собственного экономического роста, минимум в полтора раза обгонявшими российские. Причем это нисколько не мешало прибалтам заявлять о невероятно огромном российском долге перед ними за «разрушительную» советскую оккупацию. Им казалось, что альтернативы просто не существует, и, значит, эта антироссийская халява за российский же счет (!) будет длиться вечно.

Построить «с чистого листа» новый порт вроде Риги стоит примерно четыре годовых ВВП Латвии. Специально подчеркиваю — четыре года вся страна, от младенцев до дряхлых стариков, должна не пить, не есть, ни на что больше копейки не тратить, только дружно пахать на строительство порта. Невероятность подобного сценария и создавала у прибалтийских геополитических мосек убеждение в их абсолютной безнаказанности. Позволявшей одновременно и на российские деньги претендовать, и в антироссийской политической и экономической вакханалии активно участвовать, а местами даже выступать ее инициатором. Стоит ли удивляться, что у России подобное положение вещей — громкий лай мелких геополитических карликов — не вызывало понимания? Другое дело, что результат, из-за которого эстонская правительственная делегация на днях срочно рванула в Россию «договариваться», возник не вчера и не является следствием российских ответных продовольственных санкций.

Даже формальный повод — российское уведомление о переходе с 12 до 6 поездных пар в железнодорожных перевозках с Эстонией — является всего-навсего финальной точкой партии, начатой 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге. Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн т в 2004 году до 10,3 млн т в 2009-м и 87,9 млн т в 2015-м. А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра продолжает очень быстро увеличиваться.

Постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось — построено. Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах.

Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики. Вот и побежали ублажать, покупать и всяческими иными способами замаливать грехи. Но, как говорится, поезд ушел. Сделав безоговорочную ставку на ЕС и США, ставку на уничтожение и унижение русских Прибалтики, ставку на унижение России, прибалтийские правящие элиты совершили стратегическую ошибку, которую уже невозможно исправить. Мы это долго будем помнить.

Несмотря на все политические коллизии, жизнь прибалтийской экономики все постсоветские годы обеспечивалась только благодаря одному — торговым отношениям с Россией. И Россия долго терпела, призывала, вразумляла, уговаривала прибалтийскую элиту, получая в ответ одни плевки. Наш русский имперский подход им представлялся слабостью. Полтора десятка лет прибалтийские «тигры» делали все, чтобы этот интерес уничтожить. Наконец их можно поздравить — они добились своей цели.

В ближайшие полтора года можно ожидать окончательного и прогрессирующего падения товарооборота, после чего экономика Прибалтики накроется медным тазом и вернется к тому, чем она была двести лет назад — и станет глухим, бедным, нищим и никому не нужным краем. Причем выглядящим одинаково бесперспективно что из Брюсселя, что из Москвы, что из Вашингтона. Вместе с этим можно биться об заклад — оттуда испарятся и американские танки и натовские истребители, так как оборонять эти глухие места станет тоже незачем. Потому и из НАТО их, скорее всего, в ближайшие пять лет тоже выставят. Чуда не будет. Халява закончилась. Россия не простит и не забудет того глумления, которое против России и русских позволяли себе подзаборные геополитические шавки.

Александр Запольскис

Счетчик HitMeter