Archive for the ПОЛИТИКА Category

МОСЬКИ ДОГАВКАЛИСЬ: РОССИЯ ПЕРЕСТАЕТ КОРМИТЬ РУСОФОБСКИЕ РЕЖИМЫ ПРИБАЛТИКИ

Вы нам еще за Бронзового солдата ответите

bronzoviy-soldat

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почти сразу с момента отделения от СССР, или, как они говорят — «освобождения от советской оккупации», экономика республик Прибалтики демонстрировала бурный рост. К примеру, ВВП (по ППС) на душу населения с 1993 по 2008 год там вырос в 3,6 раза, достигнув в Латвии $18 тыс., в Литве $19,5 тыс., а в Эстонии вообще $22 тыс. В то время как в России он вырос только в 2 раза и составил $21,6 тыс. На этом основании правящие элиты Прибалтики, подражая Японии и Южной Корее, с гордостью начали именовать себя Прибалтийскими экономическими тиграми. Мол, дайте срок, всего-то еще несколько лет, и тогда мы всем покажем, кто кого кормил в Советском Союзе…

С тех пор прошло целых семь лет, но чуда почему-то не случилось. Да и откуда ему там было взяться, если вся экономика этих республик продолжала существовать исключительно на российском товарно-сырьевом транзите? Все помнят возмущение поляков по поводу ставших ненужными яблок и финнов с их внезапно затоварившейся молочной отраслью. На этом фоне проблемы Литвы, поставлявшей в Россию 76,13% производимых у себя овощей и 67,89% — фруктов, казались не столь существенными. Взятые вместе они обеспечивали всего 2,68% общего экспорта страны. И даже тот факт, что Россия покупала до половины (46,3%) литовской промышленной продукции — тоже выглядел бледно ввиду незначительности общего объема её выпуска в Литве, что в штуках, что в тоннах, что в деньгах. Как, впрочем, в Латвии и Эстонии тоже.

Собственное производство в постсоветский период не являлось сильной стороной ни одного из прибалтийских «тигров». В реальности жили они, как говорится, не с промышленности, а с дороги. После отделения от СССР им даром достались порты, через которые проходил грузооборот объемом примерно 100 млн тонн, за перевалку которого Россия платила до $1 млрд ежегодно, что равнялось 4,25% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии за 1998 год. По мере восстановления российской экономики экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах. По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн т, в том числе: порт Рига — 41,1 млн т; Клайпеда — 36,4 млн т; Таллин — 28,3 млн т; Вентспилс — 26,2 млн т. Только один российский либеральный «Кузбассразрезуголь» своим покупателям через Прибалтику отгружал больше 4,5 млн т угля в год.

Особенно показательна картина с прибалтийской монополией на транспортировку нефти. Советский Союз в свое время построил на побережье мощный по тем временам нефтеналивной терминал Вентспилс и протянул туда единственный в регионе транспортный трубопровод. При «обретении независимости» всё это хозяйство бесплатно досталось Латвии. Так в 1990-е годы она получила трубу, через которую бывший «оккупант» перекачивал более 30 млн т нефти и нефтепродуктов в год. Если учесть, что логистика обходилась примерно в $0,7 за баррель, а баррелей в тонне 7,33, то по самым скромным прикидкам «за проезд» латышам каждый год набегало по $153,93 млн. Причем этот их «заработок» увеличивался по мере роста российского нефтяного экспорта.

Пока российские либералы гнобили страну за слишком сырьевую структуру экономики, к 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн т, из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 млн т. В «транспортных деньгах» это больше $1,14 млрд. Они все, конечно, латышам не доставались, часть грузооборота шла через Санкт-Петербург и порты Ленинградской области, но их развитие прибалты очень сильно тормозили всеми доступными способами. Видимо, не стоит специально объяснять — почему.

Вторым важным источником «дорожных денег» для прибалтийских портов стала перевалка морских контейнеров (TEU). Даже сейчас, когда в активную работу включены Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тыс. TEU), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тыс. TEU), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тыс. TEU). В сумме эти лимитрофы за перевалку одного TEU берут от $180 до $230, что приносит им на троих около $177,7 млн в год. Причем приведенные цифры отражают положение за 2014-й. Десять лет назад доля прибалтов в контейнерной логистике была примерно в три раза выше.

Кроме нефти, угля и контейнеров, Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, которых только через Ригу в 2014 году было отгружено большее 1,71 млн т, и прочей химии, как, например, жидкий аммиак, 1 млн т которого перекачал порт Вентспилс. До 5 млн т удобрений перегружалось на корабли в Таллине. В целом можно с уверенностью сказать, что до 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского «морского» экспорта, обеспечивая «тиграм» не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда следует прибавить еще железнодорожный транзит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32,4 поезда в сутки, что только таллинскому порту приносило около $117 млн ежегодно!

Таким образом, в течение двадцати лет, в целом на круг, только за счет своего транзитного положения «на дороге», кстати, построенной «советскими оккупантами», Литва, Латвия и Эстония получали до 30% их ВВП. При этом они

а) очень активно кричали на Россию и всячески провоцировали рост конфликтной базы между Россией и США — ЕС;

б) позволяли себе унижать и уничтожать русскоязычное население своих стран, предполагая, что им за это не придется никогда отвечать. Кстати, многие так думают. И ошибаются. Как бы не так.

Вместе с тем они еще имели рабочие места, налоговые поступления и возможность кичиться чрезвычайно высокими темпами собственного экономического роста, минимум в полтора раза обгонявшими российские. Причем это нисколько не мешало прибалтам заявлять о невероятно огромном российском долге перед ними за «разрушительную» советскую оккупацию. Им казалось, что альтернативы просто не существует, и, значит, эта антироссийская халява за российский же счет (!) будет длиться вечно.

Построить «с чистого листа» новый порт вроде Риги стоит примерно четыре годовых ВВП Латвии. Специально подчеркиваю — четыре года вся страна, от младенцев до дряхлых стариков, должна не пить, не есть, ни на что больше копейки не тратить, только дружно пахать на строительство порта. Невероятность подобного сценария и создавала у прибалтийских геополитических мосек убеждение в их абсолютной безнаказанности. Позволявшей одновременно и на российские деньги претендовать, и в антироссийской политической и экономической вакханалии активно участвовать, а местами даже выступать ее инициатором. Стоит ли удивляться, что у России подобное положение вещей — громкий лай мелких геополитических карликов — не вызывало понимания? Другое дело, что результат, из-за которого эстонская правительственная делегация на днях срочно рванула в Россию «договариваться», возник не вчера и не является следствием российских ответных продовольственных санкций.

Даже формальный повод — российское уведомление о переходе с 12 до 6 поездных пар в железнодорожных перевозках с Эстонией — является всего-навсего финальной точкой партии, начатой 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге. Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн т в 2004 году до 10,3 млн т в 2009-м и 87,9 млн т в 2015-м. А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра продолжает очень быстро увеличиваться.

Постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось — построено. Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах.

Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики. Вот и побежали ублажать, покупать и всяческими иными способами замаливать грехи. Но, как говорится, поезд ушел. Сделав безоговорочную ставку на ЕС и США, ставку на уничтожение и унижение русских Прибалтики, ставку на унижение России, прибалтийские правящие элиты совершили стратегическую ошибку, которую уже невозможно исправить. Мы это долго будем помнить.

Несмотря на все политические коллизии, жизнь прибалтийской экономики все постсоветские годы обеспечивалась только благодаря одному — торговым отношениям с Россией. И Россия долго терпела, призывала, вразумляла, уговаривала прибалтийскую элиту, получая в ответ одни плевки. Наш русский имперский подход им представлялся слабостью. Полтора десятка лет прибалтийские «тигры» делали все, чтобы этот интерес уничтожить. Наконец их можно поздравить — они добились своей цели.

В ближайшие полтора года можно ожидать окончательного и прогрессирующего падения товарооборота, после чего экономика Прибалтики накроется медным тазом и вернется к тому, чем она была двести лет назад — и станет глухим, бедным, нищим и никому не нужным краем. Причем выглядящим одинаково бесперспективно что из Брюсселя, что из Москвы, что из Вашингтона. Вместе с этим можно биться об заклад — оттуда испарятся и американские танки и натовские истребители, так как оборонять эти глухие места станет тоже незачем. Потому и из НАТО их, скорее всего, в ближайшие пять лет тоже выставят. Чуда не будет. Халява закончилась. Россия не простит и не забудет того глумления, которое против России и русских позволяли себе подзаборные геополитические шавки.

Александр Запольскис

В Литве напомнили об условиях Потсдамского договора

big_1433692

Аналитик Центра исследования Восточной Европы Лауринас Кащюнас выступил с идеей пересмотреть Потсдамский договор о передаче Калининграда и Калининградской области в состав РСФСР, сообщает ИА Regnum.

Кащюнас напомнил, что на Потсдамской конференции Караляучус (Калининград по-литовски) был отдан РСФСР для администрирования на 50 лет, «50-летний срок уже давно истек, повод поднять этот вопрос точно есть».

В свою очередь с российской стороны предложили пойти дальше и пересмотреть «Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой». В случае денонсации этого договора Литве предлагается вернуть незаконно удерживаемый город Вильно обратно Польше или рассмотреть возможность создания под протекторатом Польши государства «Серединная Литва» со столицей в городе Вильно.

Более того, Вильнюс может быть отдан и Белоруссии, как и предполагалось это сделать в 1939 году, если бы не единоличное решение Сталина отдать этот город литовцам, в знак особого расположения к ним.

Continue reading В Литве напомнили об условиях Потсдамского договора

Калининград — главная жертва санкций?

big_1414617

Взаимные санкции России и Евросоюза могут не только нанести вред экономике, но и отразиться на социальных настроениях населения. В войну никто не верит, но многие ее боятся. При этом Калининградская область оказывается главным заложником конфликтной ситуации.

У России есть всего один эксклав, практически полностью окруженный странами, входящими в Евросоюз и НАТО. Экономические и транспортные связи Калининградской области с соседними государствами сегодня для региона существеннее, чем с «большой» Россией. Так что санкционная война с Евросоюзом уже сейчас негативно отражается на ситуации в области.

По мнению экспертов из Москвы, Варшавы и Калининграда, принявших участие в заседании московского политклуба «Росбалта», все это не вызовет в области роста сепаратистских настроений — расти просто нечему, их нет. А вот уровень лояльности калининградцев в отношении «большой» России будет снижаться – так полагает, в частности, политолог Глеб Кузнецов.

«Область оказалась не готова к введению санкций», — в свою очередь отметил член правления НП «Калининградское региональное антикоррупционное сообщество экспертов» Илья Шуманов. По его словам, изменения сегодня происходят на глазах. Ощущается снижение количества посещений жителями области соседней Польши, что со своей стороны подтвердил польский политолог Бартош Чихоцки.

Также, по словам Ильи Шуманова, остановилась значительная часть местных пищевых производств. Цены, например, на рыбную продукцию выросли в два с половиной раза, а большая часть местных заводов, работавших на норвежском сырье, оказались на грани банкротства. Все больше скандалов и конфискаций на границе, где значительно более тщательно, чем раньше, досматривают машины калининградцев, традиционно отправляющихся за покупками в Польшу.

В итоге в Калининграде никто всерьез не обращает внимания на введение новых санкций со стороны ЕС, а больше боятся ответных российских мер, констатирует Илья Шуманов.

При этом у калининградцев просто нет выбора — с учетом дисбаланса розничных цен, которые в российской области по некоторым категориям продуктов в два и более раза выше, чем в соседней Польше, отмечает политолог Тимофей Шевяков. Диспропорции слишком велики. Пресловутые «польские яблоки» стоят в Калининграде, где они продаются сегодня как «ростовские», почти в пять раз больше, чем в Польше. Помидоры и огурцы — приблизительно вдвое. При этом покупают калининградцы в Польше преимущественно все же продукты питания длительного хранения или алкоголь, который на российской территории также дороже буквально в разы.

В то же время и внутри Польши все сложнее отношение к Калининградской области, все чаще она воспринимается как военно-стратегический объект, а не как удобная площадка для сотрудничества с Россией. Как отметил политолог Бартош Чихоцки, если раньше для правительства экс-премьера Польши Дональда Туска (ставшего на этой неделе председателем Совета ЕС) сотрудничество с Калининградом и безвизовое приграничное сообщение были в числе «реальных достижений», то сегодня это, скорее, объект для критики.

Россияне часто говорят о том, что Калининград оказывается в положении «осажденной крепости», однако на фоне событий на Украине, скорее, поляки, а также литовцы и жители других прибалтийских республик чувствуют себя на осадном положении, отмечает польский политолог. Это ощущение постоянно усугубляется российскими военными учениями на Балтике. О риске войны, отмечает Чихоцки, говорят все чаще, хотя Польша, по его словам, прекрасно отдает себе отчет, что военный конфликт с Россией — из области нереального.

С этим согласен и генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. По его словам, никто из соседей не задается вопросом: а нужна ли война самой России? Работает стереотип «империи зла», созданный еще в 1980-е годы.

Действительно, боевые действия невозможны, соглашается политолог Глеб Кузнецов. Хотя бы потому, что Россия и НАТО обладают ядерным оружием. Так что утешаться стоит тем, что война сегодня может быть только ядерной, шутит он. В то же время психологическая игра на угрозе войны приводит к тому, что сценарии, которые еще недавно казались нереалистичными, от их постоянного проговаривания начинают казаться вполне вероятными.

По мнению Кузнецова, ситуация осложняется тем, что в Калининградской области очень высокая плотность населения. Это было существенно, когда регион заселялся после Второй мировой войны, поскольку он становился защищен уже самой численностью населения — около 1 млн человек, сосредоточенных на довольно небольшой территории. Однако сейчас это осложняет положение: этих людей нужно кормить, давать им работу и т. д.

При этом санкции лишают будущего местный малый бизнес в сфере торговли и питания. Что автоматически снижает и доходы самих калининградцев. Подчас получается так, что даже контрабанда и нелегальная торговля польскими товарами становится не злом, а спасением в нынешней сложной ситуации.

В то же время все участники заседания политклуба согласны с тем, что, несмотря на общее ухудшение ситуации в регионе, резких изменений не происходит и в ближайшее время не ожидается. Усугубляются все те проблемы, которые в Калининградской области давно и так уже были.

Так что вопрос не в поиске каких-то новых неожиданных решений. Если абстрагироваться от внешнеполитической обстановки, то ситуация в регионе все равно не будет выглядеть блестящей. Эти проблемы и надо решать региональным властям, которые пока, по словам Ильи Шуманова, предпочитают рапортовать, что санкции помогут «местным предпринимателям».

Об этом же надо думать и федеральным властям, которые, как отмечает Глеб Кузнецов, постоянно боятся мифического калининградского сепаратизма, закрывая глаза на все остальные сложности, из-за чего снижается лояльность местного населения центру.

Continue reading Калининград — главная жертва санкций?

Почему наше Балтийское Поморье вдруг охватила кёнигсбергщина?

big_1370409

Калининградцам повсеместно сегодня навязываются пронемецкие взгляды на фоне набирающей силу русофобии. Примеров – тьма-тьмущая. Только внешние – автомобильная мастерская «Берлин» на Московском (пока) проспекте, магазин «Фрау Эльза», кочующий из одного места города на другое, повсеместные фотографии старого немецкого города: на остановках, в конторах предпринимателей, в административных зданиях… Что всё это значит?

Калининградская область в национальном отношении является типичным русским регионом, русских в нём огромное большинство, почему же творится такое?

Характерная публикация появилась в немецком интернете под красноречивым заголовком «Кёнигсберг вместо Калининграда» и вызвала огромный интерес немецкого читателя. Кстати, редакция германского сайта снабдила статью подзаголовком «Назад к немецким корням». Далее сообщается об одном мероприятии, прошедшем в Калининграде в ноябре прошлого года. В тот день по всей России отмечался День народного единства, ставший праздником в честь освобождения Москвы от польских захватчиков в ноябре 1612 года. Наши сепаратисты провели своё шествие, на котором преобладали немецкие флаги, в том числе и германской провинции Восточная Пруссия, которая существует только в их воображении, но оно весьма сильное. Причём на фотографиях с шествия было указано, что они сделаны «в Германии», хотя речь идёт о нашем городе.

Немецкий обозреватель назвал это мероприятие «прусско-русским парадом», который свидетельствует о появлении слоя, как он пишет, «германо-русских» граждан (die Deutsch-Russen), с которых должны брать пример все немецкие патриоты. Прозрачный намёк таков: как и новые пруссаки Калининграда, вытравившие в себе русизм, немцы Германии также должны покончить с американизмом и «евросоюзничеством». Немцы, не скрываясь, радуются постепенному понижению чувства собственного национального достоинства у русской молодёжи Калининграда. Будем честными – немецкие восторги имеют основания.

Автор далее подчёркивает, что всё больше молодых людей нашего края роднится «с немецкой историей региона», расставшись «с советскими мифами».

 

Подтекст очевиден. Весьма многим в Германии хочется, чтобы мы забыли, что напавшая в 1941 г. на нашу страну Германия несёт прямую ответственность за гибель 27 миллионов советских граждан, в основном мирных жителей.

 

Именно эту правду, равно как и общеизвестную информацию о нацистских зверствах, которые вершили на нашей земле немцы и их союзники, вроде галицийских бандеровцев, они теперь называют «советскими мифами». Немецкий автор восторгается обилием надписей «Кёнигсберг», доволен и возрождающимся «немецким культурным ландшафтом».

Русское общество Калининграда, кстати говоря, протестовало против пронемецкой стилизации строящихся зданий, которая была задумана и осуществлена бывшим главным архитектором города. Случилось именно то, о чём предостерегали деятели русской культуры. В середине 2000-х, когда замышлялся этот архитектурный китч, говорилось о его недопустимости, так как здесь не Германия, у нас есть свои архитектурные стили и симпатии и нам противна слабоумная подражательность немцам. Наших прозападных деятелей предупреждали, что в Германии сии проекты будут восприняты как предательство русской культуры. Так и случилось. Сепаратисты, кстати, провели свою ноябрьскую демонстрацию именно в этой, как бы немецкой части города.

Затем автор обобщает: «Во всяком случае, среди молодёжи города речь больше не идёт о Калининграде, но всегда – о Кёнигсберге…». Конечно, здесь пока больше желаемого, и мы имеем все основания вспомнить Достоевского с его оценками немецкого характера, несколько склонного к хвастовству.

Однако верно и то, что журналист, хоть и преувеличил масштабы сепаратизма, не ошибся в констатации его наличия. Он верит в возможность проведения голосования в этом году по вопросу «возвращения городу имени Кёнигсберга».

Предвидит он и дальнейший ход событий, вытекающий из давно идущего процесса германизации Калининградской области. При этом ссылается на слова одного из главных местных сепаратистов, постоянного участника немецко-патриотических, а по-нашему – реваншистских съездов, регулярно проводящихся в Германии. Этот человек с русской фамилией, развернув немецко-прусский стяг, заявляет: «Само собой разумеется – здесь Пруссия, а не какая-то Калининградская область».

Далее речь идёт о возглавляемом этим деятелем движении, которое уже на протяжении ряда лет «выдвигает ясные политические требования»: достижение «значительной автономии от Москвы»; создание правовой и иной базы для «возвращения» «потомков изгнанных немцев», «переименование городов, деревень, улиц в соответствии с их немецкими первоначальными названиями», начиная с «главного импульса» всего процесса – возвращения городского имени Кёнигсбергу. Германский активист с русской фамилией прибавляет, что сегодня «существование города с именем «Калининград» – это сплошное безобразие».

Надеюсь, читатель, теперь стало ясно, что имел в виду немецкий обозреватель, когда глухо, но радостно писал, что сепаратизм охватил «разнообразнейшие сферы» калининградской жизни? Кстати, он попал в точку, констатируя, что местные политики, по сути, не мешают сепаратистской мобилизации общественного мнения.

Вывод однозначен. События на Украине наглядно показали, что происходит с народом, который длительное время целенаправленно отлучается от своего истинного русского имени, духовности и обычаев. В Калининграде происходит то же самое отлучение молодёжи от русского мира. Последствия могут быть трагическими, если мы и дальше будем вести себя так, как будто «проблемы нет».

Continue reading Почему наше Балтийское Поморье вдруг охватила кёнигсбергщина?

Бунт в Бирюлеве — сигнал Кремлю: надо менять РЕЖИМ

Убийство в Бирюлеве Егора Щербакова стало той искрой,  которая зажгла пламя, осветившее реальное состояние российского общества, раздираемое настолько острыми противоречиями, что они не могут быть сняты никаким другим путем, кроме смены существующего в России РЕЖИМА. И это главный вывод, который необходимо сделать, анализируя события в Бирюлеве.

Убийство и последовавший за ним бунт могли случиться не в Бирюлеве, а в Ясенево, Теплом стане или на Ломоносовском проспекте, на Дмитровке или в Тушино. Они должны было случиться. Они не могло не случиться. И они будут происходить в будущем.

Continue reading Бунт в Бирюлеве — сигнал Кремлю: надо менять РЕЖИМ

Счетчик HitMeter