Archive for the Военно- политическая обстановка на Балтийском ТВД Category

Польша просит 70 ракет для Питера и Калининграда

l-161681

 

 

 

 

 

Госдеп одобрил продажу Варшаве высокоточного оружия увеличенной дальности

Польша намерена приобрести у Соединенных Штатов партию высокоточных крылатых ракет класса «воздух-поверхность» JASSM-ER для оснащения своей боевой авиации. Сделка, как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на польское агентство РАР, оценивается в 200 млн. долларов, и американский Госдеп ее уже одобрил.

Слово — за конгрессменами, которые должны высказаться на этот счет до конца года. Впрочем, польские эксперты не сомневаются, что в данном вопросе Конгресс США поддержит своего партнера по НАТО. Чтобы Польша, как говорят в Варшаве, «могла защититься от российских агрессивных действий на Балтике».

Речь идет о семидесяти боевых ракетах, восьми учебных копиях, а также тренажерах для обучения. Можно предположить, что JASSM-ER будут поставлены на вооружение польских многоцелевых истребителей F-16, которые размещены на авиабазе Редзиково на севере страны, где американцы заканчивают возведение своей системы ПРО.

JASSM-ER, как известно, это модифицированный вариант другой ракеты — AGM-158 JASSM с дальностью стрельбы до 300 км. Ее еще называют крылатой ракетой-невидимкой. Поскольку, когда она используется с пилонов тактических истребителей, ее довольно трудно засечь. При этом она способна преодолевать расстояние от 900 до 1000 км.

Согласно экспертным оценкам, на сегодняшний день JASSM-ER представляет наибольшую угрозу для российского военного флота, ПВО и наземной военной инфраструктуры.

Поэтому главный вопрос, как поставки этих ракет в Польшу изменят общий баланс сил в регионе? И чем мы можем ответить в случае необходимости?

— У этой ракеты, действительно, очень большая дальность полета, — комментирует ситуацию начальник сектора военной политики и экономики РИСИ Иван Коновалов. — Что, несомненно, является для нас серьезной проблемой, учитывая, что эти поставки увеличивают, прежде всего, боевой потенциал авиации НАТО, куда, как известно, входит и Польша. А это, конечно, создает опасное напряжение.

Представьте, ракеты могут бить на тысячу километров вглубь России. То есть, совершенно точно, в зону поражения попадает Санкт-Петербург — я не говорю уже о Калининградской области.

«СП»: — Варшава преподносит это, как свой «ответ» нашим «Искандерам» в Калининградской области. Они, кстати, могут нейтрализовать возникающую угрозу?

— «Искандеры» — это оперативно-тактический ракетный комплекс. Он действует по баллистической траектории «земля-земля», и не работает по авиационным целям.

Но «Искандер» — это лучший в мире комплекс, который может «накрыть» почти все объекты в Польше, в том числе и аэродромы, где базируются носители этих ракет — стратегические бомбардировщики В-1, В-2 и В-52, а также истребители F-16. И даже объекты противоракетной обороны, которые, как мы знаем, сейчас там создаются американцами.

Но напрямую, конечно, их сопоставлять нельзя.

«СП»: — Но Польша в этой ситуации, по сути, превращается в американский военный плацдарм. Зачем ей это надо?

— Для начала я напомню, что поляки недавно провалили сделку по вертолетам с французами. Пообещали купить пятьдесят вертолетов Caracal, но потом отказались. Причем, скандал явно не закончился, потому что французы им этого не простят.

При этом польская сторона заявляла, что пошла на сделку по вертолетам только по одной причине — чтобы нам не продали «Мистрали». Представляете, какое коварство. То есть, французы на это пошли, а поляки их попросту кинули.

Поэтому закупки крылатых ракет у США — главного партнера по НАТО — это, как мне кажется, тоже важный фактор. Здесь поляки как бы убивают двух зайцев. Они создают мощное напряжение в отношениях Россия-НАТО. И продвигают себя на первые роли в альянсе. Поскольку Польша ведь не является ведущим игроком в НАТО. Но очень хочет им стать. Вот эти ракеты могут им помочь.

«СП»: — А нам как реагировать?

— Понятно, что наши силы ПВО и ВСК зеркально, скажем так, нейтрализуют эту угрозу. Возможности для этого есть.

Но если это рассматривать как часть большой игры, то полякам, в общем-то, все равно. Наличие таких ракет приводит все равно к напряжению во взаимоотношениях между НАТО и Россией. А нынешнему польскому руководству, к сожалению, это очень выгодно. Оно хочет добиться статуса «союзник № 1» именно с США. Это главное.

А сейчас ситуация усложняется. Есть фактор Трампа. И не очень понятно, как дальше будет развиваться внешнеполитический вектор Соединенных Штатов.

Во всяком случае, Польша использует любые возможности, чтобы добиться и закрепить этот статус. И — да, сознательно подставляясь.

Военный обозреватель ИТАР-ТАСС Виктор Литовкин, в свою очередь, сомневается, что американский Конгресс разрешит поставку JASSM-ER Варшаве:

— Продавать ракеты с радиусом поражения более 300 км запрещают международные Вассенаарские соглашения. Это правило распространяется на всех. И, соответственно, США не могут передать Польше ракеты именно этой модификации. Если станет известно, что американцы это сделали, то будет большой скандал.

Мы, например, поставили Армении комплекс «Искандер». Но тоже с ракетами, которые летают не на 500 км, как у нас, а только на 280 км.

Понятно, конец года. Полякам надо потратить деньги, которые выделены на оборону. Но и, конечно, они хотят угодить американцам. Потому что для них США — это вожделенная мечта, куда они никак не добьются безвизового въезда. Соседи многие имеют «безвиз», а они — нет.

Что касается американских ракет, то, как я понимаю, они предназначены для того, чтобы поляки могли компенсировать «угрозу» Калининградского особого оборонительного района, который сейчас располагает ресурсами, достаточными для нанесения значительного ущерба войскам вероятного противника.

«СП»: — Какими именно?

— А сейчас у России там есть все — авиация, военно-морские силы, ПВО, сухопутные и береговые войска. И все под единым командованием.

Время от времени мы туда привозим «Искандеры-М». Но на постоянной основе эти комплексы там появятся, если американцы активируют систему ПРО «Иджис» с ракетами SM-3, которую они разворачивают на севере Польши, в Редзиково.

Вот как только эти системы будут поставлены на боевое дежурство, в Калининградской области на постоянной основе будет развернута наша бригада оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М».

Еще напомню про комплекс противовоздушной — как раз — обороны С-400 «Триумф», который охраняет балтийское небо.

В общем, JASSM-ER — вещь неприятная, конечно. Но не думаю, что стоит паниковать. Мало ли, какие вооружения есть в Польше. Американцы, напомню, там тяжелую танковую бригаду еще размещают. А это девяносто с лишним танков, плюс артиллерия, боевые машины пехоты и много чего еще. На территории Польши, по-моему, где-то полтора десятка американских объектов военных уже имеется.

У нас все их давно взяли на заметку. И думаю, что наш Генеральный штаб все эти вещи учитывает при планировании своих операций.

svpressa.ru

 

Европа больше не будет кормить Прибалтику

1480237758_1480182768_erЕвросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы. После принятия нового семилетнего бюджета ЕС в 2020 году возможен полный отказ от политики кохезии и выделения средств странам «Новой Европы» из структурных фондов ЕС. Европа больше не хочет кормить Прибалтику и прочих восточноевропейских паразитов: Литве, Латвии и Эстонии придётся учиться зарабатывать деньги самим.

Политика кохезии – это финансовая поддержка богатыми странами Западной и Северной бедных стран Центральной и Восточной Европы. Её целью является выравнивание в уровне жизни и экономического развития между преуспевающими старыми членами Евросоюза и странами, вступившими в ЕС в 2004 и 2007 годах. Богатые страны Евросоюза, такие как Германия, Франция, Нидерланды или Швеция, отчисляют в общий бюджет ЕС взносы, из которых формируются структурные фонды ЕС, расходуемые на развитие экономики и социальной сферы в таких бедных странах ЕС, как Румыния, Венгрия или Литва.

Водораздел между странами ЕС чётко проходит по тому, кто из них отчисляет в бюджет ЕС больше, чем получает из него, а кто больше получает, чем отчисляет. К первой группе – странам-донорам – относятся страны, основавшие ЕС, а также страны Западной, Северной и Южной Европы, присоединявшиеся к Европейскому экономическому союзу в 1970–1990-х годах. К примеру, Германия отдает в общий европейский бюджет на 11,9 миллиарда евро больше, чем получает. Франция — на 8,2 миллиарда евро, Италия — на 5 миллиардов евро, Нидерланды — на 2,3 миллиарда евро, Швеция — на 1,9 миллиарда.

Большинство дотационных стран – это бывшие социалистические страны, вошедшие в Евросоюз после 2004 года. Польша, Болгария, Румыния, Хорватия, Венгрия, Эстония, Латвия, Литва и другие. Для преодоления их социально-экономической отсталости и подтягивания до уровня стран первой группы и была создана политика кохезии, в рамках которой эти страны начали ежегодно получать миллиардные финансовые вливания.

За время действия предыдущего семилетнего бюджета ЕС (2005–2012 годы) «Старая Европа» вкачала в «Новую Европу» порядка 160 миллиардов евро.

Брюссельское финансирование шло к восточноевропейским иждивенцам в основном из трёх еврофондов: Европейского фонда регионального развития, Европейского социального фонда и Фонда кохезии. Помимо этих трёх основных брюссельской бюрократией было создано множество отраслевых еврофондов: Европейский фонд развития сельского хозяйства, Европейский фонд морского промысла и рыболовства и тому подобные.

Деньги из еврофондов шли преимущественно на развитие инфраструктуры: предполагалось, что дотации из структурных фондов ЕС создадут базис для самостоятельного экономического развития стран Центральной и Восточной Европы, которые через несколько десятилетий вернут эти деньги в Брюссель сторицей. Однако на деле всё получилось совсем не так радужно.

По итогам 12 лет политики кохезии можно признать, что она блестяще провалилась: никакого выравнивания в уровне развития между различными регионами Евросоюза не произошло, разрыв между богатыми западными и бедными восточными странами ЕС только увеличился.

Европейская интеграция не только не создала странам Центральной и Восточной Европы базис для самостоятельного экономического развития, напротив, она уничтожила этот базис, подорвала национальные экономики новых членов ЕС, лишила их остатков самодостаточности и подсадила на «иглу» дотаций из еврофондов.

Согласно аналитическому докладу американской аудиторской компании KPMG «Фонды ЕС в Центральной и Восточной Европе», по итогам реализации предыдущего семилетнего бюджета ЕС «Новая Европа» является депрессивным дотационным регионом Евросоюза: 18% совокупного ВВП государств этого региона формируется за счет дотаций из структурных фондов ЕС.

Наиболее зависимыми от еврофондов являются страны Прибалтики: доля брюссельских дотаций составляет минимум 20% ВВП Литвы, Латвии и Эстонии.

Иными словами, пятая часть экономики Прибалтийских республик – воздух, стоит только перекрыть этим странам «искусственное дыхание» из Брюсселя, как их экономики не смогут больше существовать.

«Признаемся честно, практически вся строительная отрасль Латвии держится на заказах за счет еврофондов. Все крупные инфраструктурные объекты строятся на европейские деньги — ярчайший пример — Rail Baltica. В совокупности же благодаря европейскому финансированию в латвийской экономике создаются десятки тысяч рабочих мест, а по некоторым оценкам — и более ста тысяч. Поэтому ни для кого не секрет, что латвийская экономика не является самодостаточной, и текущая экономическая стабильность плюс небольшой рост поддерживаются в основном благодаря регулярному вливанию европейских денег, — пишет латвийский экономист Дмитрий Смирнов, прогнозирующий Латвии экономическую катастрофу, сравнимую с кризисом 2008 года в случае отказа стран-доноров от политики кохезии. — После ликвидации еврофондов латвийская экономика сократится на 15−20% со всеми вытекающими последствиями — ростом безработицы и падением благосостояния населения. Так что вполне вероятно, что мы можем получить новый 2008 год даже без банкротства банков».

У таких пессимистических прогнозов есть все основания. Прибалтике не просто угрожает лишение еврофондов — это лишение уже началось.

Европарламент и страны ЕС поддержали проект бюджета на 2017 год, согласно которому финансирование программ финансовой поддержки стран Восточной Европы будет уменьшено на 23,9%.

Это решение было принято в рамках нынешней семилетней финансовой перспективы, одним из приоритетов которой является политика кохезии. Однако уже сейчас эта политика подвергается корректировке. Что уж говорить о новом семилетнем бюджете ЕС, ко времени принятия которого в 2020 году от выравнивания между бедными и богатыми странами ЕС могут вовсе отказаться, а структурные фонды – закрыть? Между тем всё в Евросоюзе идёт к тому, что именно так всё и будет.

Во-первых, из Евросоюза уходит Великобритания: второй крупнейший донор ЕС, отчисления которого составляли 15% общеевропейского бюджета. Лондон уже отказался отчислять деньги в Европейский фонд регионального развития, с весны перестанет вносить взносы в другие европейские фонды, и после завершения «брексита» общеевропейский бюджет уменьшится на одну шестую.

Во-вторых, в странах-донорах растёт возмущение Восточной Европой, которая сидит у налогоплательщиков Германии, Франции, Финляндии и прочих на шее и не зарабатывает сама. Тот же «брексит» во многом стал реакцией британского общества на Восточную Европу: миллионы британцев шли голосовать за выход из Евросоюза, потому что не могли больше выносить нескончаемый поток польских и прибалтийских чернорабочих на своих улицах.

Такие же настроения растут в других странах Западной Европы: повсеместный рост евроскептицизма выводит в мейнстрим общественного мнения один и тот же вопрос: почему мы из своего кармана должны оплачивать жизнь всяким прибалтийским паразитам? Даже если удастся избежать прихода евроскептиков к власти, истеблишмент «Старой Европы» вынужден будет спасать Европейский Проект, идя на встречу общественному запросу. В том числе – отменяя дотирование Восточной Европы.

В-третьих, Прибалтике в Евросоюзе больше не приходится рассчитывать на защиту и покровительство США. На президентских выборах в Америке победил полный единомышленник евроскептиков Дональд Трамп, выстроивший внешнеполитическую часть своей программы на лозунге «сбросить балласт», то есть перестать кормить, опекать и поддерживать бесчисленных союзников-паразитов. Для американского реализма и изоляционизма, которые воплощает Трамп, Восточная Европа с Прибалтикой – не приоритет, и нечего тратить время на их защиту в Брюсселе, Париже или Берлине.

В-четвертых, провал политики кохезии – визуально очевидный факт. Можно долго сопоставлять показатели социально-экономического развития Прибалтики и Скандинавии, а можно просто проехаться по Латвии и Литве и оценить своими глазами их «выравнивание» в уровне развития с Западной и Северной Европой. Разбитые дороги, разрушенные фабрики и заводы, закрытые атомные станции, вымершие хутора, полупустые города и бесконечная очередь эмигрирующих в аэропортах Вильнюса и Риги. И во всю эту «историю успеха» год за годом вкачивались деньги европейских налогоплательщиков?

Прибалтика сегодня – это гигантская топка, в которой год за годом сжигают миллиарды европейских ассигнаций, получая на выходе вместо самодостаточных успешных экономик нежизнеспособные страны-паразиты, которые могут существовать только на «искусственном дыхании» брюссельских дотаций.

Такую нездоровую ситуацию в любом случае пришлось бы исправлять, но признаваемый ныне всеми европейскими лидерами системный кризис Евросоюза требует делать это незамедлительно. Снятие с довольствия новообретенных в 2004 году нахлебников – практически неизбежный сценарий в условиях растущих по экспоненте экономических и социальных проблем ЕС. Пусть зарабатывают себе на жизнь сами, если не хотят, чтобы их вовсе выгнали из Евросоюза.

И никакие жалобы, стоны и вопли той же Прибалтики про «европейскую солидарность», «последствия оккупации» или «агрессивное соседство» никому на западе не будут интересны. Прибалтийским политикам всегда покажут на их северную соседку Финляндию, которая тоже граничит с Россией и за счет этого соседства превратилась в одну из самых богатых и социально благополучных стран мира и стала донором ЕС, кормящим теперь своими отчислениями в европейский бюджет ту же Прибалтику.

Если Литва, Латвия и Эстония за четверть века не смогли сделать так, как Финляндия – это их проблемы, а не Скандинавии или Западной Европы. Если эти страны уничтожили нормальные отношения с Россией, которая теперь отказывается от их транзитных услуг, переориентирует свой грузопоток на прибалтийские порты и отказывается видеть прибалтийскую продукцию на своём рынке – это тоже их проблемы.

Россия больше никогда не будет кормить Литву, Латвию и Эстонию, как она кормила их в Советском Союзе, но она больше и не позволит им зарабатывать за счет экономических связей с ней.

Страны Прибалтики провозгласили, что они «настоящие европейцы», для которых вступление в Евросоюз – это «возвращение домой»? Вот пусть Евросоюз их и кормит.

Если же европейские родственники страны Балтии больше кормить не хотят, а в «европейском доме» к ним относятся не как к полноправным членам «европейской семьи», а как к домашним вредителям и хотят снять с рациона…что же, постепенное затухание Прибалтики, из которой в следующем десятилетии уедет платящее налоги работоспособное население, а Брюссель перекроет «искусственное дыхание» еврофондов, станет для других стран поучительным примером того, что бывает, когда всю свою модель развития основываешь на ненависти к соседу. Continue reading Европа больше не будет кормить Прибалтику

«Искандеры» под Калининградом возмутили Госдеп

l-161116

Размещение «Искандеров» и С-400 в Калининградской области «дестабилизирующим» образом влияет на безопасность в Европе. Об этом в ходе регулярного брифинга для журналистов заявил официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби.

«Мы понимаем, что у России есть право проводить учения своих обычных и ядерных сил на собственной территории», — признал Кирби. Но «Искандеры» и С-400 под Калининградом он почему-то расценил как угрозу «безопасности и стабильности в евроатлантическом регионе». И призвал Россию отказаться от переброски ракетных комплексов к границам Центральной Европы. Поскольку, по его мнению, ситуация «не требует такого военного ответа».

Сообщения о том, что Россия разворачивает в Калининградской области оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», появилась в западных СМИ еще в начале октября. Министр обороны Сергей Шойгу заявил в связи с этим, что Москва вынуждена принимать меры оборонительного характера из-за того, что НАТО наращивает наступательный потенциал на границах России и Белоруссии.

А в начале недели — 21 ноября — стало известно, что группу войск в Калининградской области усилили еще береговыми ракетными комплексами «Бастион». По словам источника «Интерфакса», «дивизион вошел в состав ракетного соединения Балтийского флота».

«Бастион» оснащен сверхзвуковой самонаводящейся противокорабельной ракетой «Оникс» — боекомплект может включать до 36 ракет. Предназначен для защиты морского побережья, протяженностью свыше 600 км, и поражения надводных кораблей различных классов и типов. А также одиночных кораблей и наземных радиоконтрастных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия.

По словам Шойгу, на сегодняшний день «Бастионы» фактически закрыли все побережье Балтики в районе Калининграда.

Именно о них, как уточняет ТАСС, Кирби и просили рассказать во время брифинга. Но он по неизвестной причине зачитал заявление, касающееся «Искандеров» и С-400. О «Бастионе» даже не упомянул.

Но вряд ли Кирби, как человек военный — контр-адмирал, не в курсе общей ситуации, которая заставляет нашу страну повышать обороноспособность на западных рубежах. Трудно поверить, что он ничего не слышал о продвижении НАТО к границам России, об увеличении численности американских войск в странах Восточной Европы, и о развертывании инфраструктуры ПРО в Румынии и Польше.

То есть, западная военная машина одним колесом — условно говоря — уже заехала на нашу границу, а мы должны их приветствовать хлебом-солью? Странная логика. И уж если Госдепартамент так волнуется о европейской безопасности, то должен был бы подумать — прежде всего — кто тут кого подставляет?

— Кирби — военный. То есть, представляет, прежде всего, не дипломатический корпус, а военно-политический истеблишмент, — комментирует заявление представителя Госдепа военный эксперт Центра анализа, стратегий и технологий (АСТ-Центр) Сергей Денисенцев. — А военно-политический истеблишмент любой страны, включая США, заинтересован, в первую очередь, в увеличении военных расходов. Им нужно больше авианосцев, подлодок, самолетов, ракет и т. д. А для того, чтобы американское, к примеру, общество на все это радостно соглашалось и за все это платило, нужен, как минимум, злобный враг, который что-то там дестабилизирует.

Continue reading «Искандеры» под Калининградом возмутили Госдеп

«Распильщики» из НАТО

Европа требует от Трампа продолжать «Холодную войну»

l-160468

Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен призвала победившего на выборах президента США Дональда Трампа не отступать от принципов НАТО в жесткости по отношению к России. Об этом она заявила в четверг, 10 ноября, в эфире телеканала ZDF.

«Дональд Трамп должен четко сказать, на чьей он стороне. На стороне справедливости, мирного урегулирования и демократии, или же ему все равно, и он проявляет жест мужской дружбы», — отметила глава оборонного ведомства ФРГ.

Кроме того, она указала, что Трампу не следует воспринимать НАТО как бизнес. «Это не компания», — подчеркнула фон дер Ляйен.

Напомним, избрание Трампа 45-тым президентом США стало шоком для Европы и, в первую очередь, для Германии, где, судя по реакции, однозначно ставили на Клинтон. Сегодня в Берлине пока что слабо представляют, как новая администрация будет строить отношения с Россией, и как на это реагировать? Напомним, что именно США стали инициаторами санкционной войны Запада против России, и именно они продолжают настаивать на сохранении санкций, при том, что многие европейские страны страдают от этой политики и открыто выступают за ее отмену.

Тем не менее, в Германии уже заявили, что не собираются менять свою политику по отношению к РФ после выборов в США. «Конечно, федеральное правительство продолжит придерживаться своей политики в отношении России», — заверил во время брифинга пресс-секретарь канцлера Штеффен Зайберт.

Он напомнил, что это не только политика федерального правительства: это политика со стороны со стороны объединенной Европы и «Большой семерки». В этом контексте глава правительства и МИД «очень интенсивно работают над тем, чтобы добиться шагов в рамках Минского процесса».

При этом Зайберт отметил, что никто не собирается заставлять новое американское руководство продолжать санкции против России. «У нас нет для этого основания», — сказал он, подчеркнув, что Германия в своей внешней политике действует на основе ценностей, которые считает «правильными для мира, свободы и развития в мире».

Представитель МИД ФРГ Мартин Шефер, в свою очередь, отметил, что никто не против того, чтобы между США и РФ были доверительные и хорошие отношения, чтобы два влиятельных государства на Западе и Востоке искали совместные политические решения и воплощали их в жизнь. Он также выразил надежду на продолжение плодотворного трансатлантического партнерства. «По эту сторону Атлантики» не думают, что новый президент США будет это менять, добавил Шефер.

Возвращаясь к вопросу перспектив взаимоотношений НАТО с новым президентом США, стоит напомнить, что Трамп в ходе своей предвыборной кампании жестко требовал от стран участниц альянса полноправного участия в финансовом обеспечении блока, в противном случае угрожая вывести их из под действия пятой статьи устава НАТО, гарантирующей вступление в войну против агрессора всех стран-участниц в случае нападения на одну из них.

Свою позицию Трамп четко изложил в интервью газете The New York Times: «Я скажу вам, какие проблемы у нас с НАТО. Мы слишком много платим НАТО! Непропорционально много. Вы критиковали меня за мою жесткую позицию по отношению к Брюсселю, но я ещё раз скажу: Брюссель — это чертова дыра. Мы слишком много платим, а у Америки элементарно нет денег. Наш внешний долг скоро достигнет $ 21 трлн., но мы продолжаем защищать всех и каждого, весь мир. Это неразумно».

Говоря о реформировании НАТО, Трамп подчеркнул, что эта структура более не своевременна, поскольку создавалась в качестве противовеса военной мощи СССР. «Советского Союза больше нет. Мы живем в другом мире. Есть Россия — страна с меньшей территорией и, теоретически, с меньшими возможностями. Гораздо большую угрозу мировой стабильности представляет терроризм, и НАТО просто не приспособлен для борьбы с ним. Это слишком громоздкая, бюрократическая и дорогая система». По мнению Трампа, для целей борьбы с терроризмом возможно более эффективной будет другая структура.

3 апреля в ходе предвыборной кампании Трамп даже допустил распад НАТО. Он вновь подчеркнул, что союзники «не платят свою справедливую долю», и назвал устаревшим альянс из 28 стран. Он сказал, что если они не начнут платить, то должны покинуть организацию. «И если НАТО распадется, то так тому и быть», — подытожил Трамп.

Напомним также, что угроза реализации жесткого прагматичного подхода Трампа к взаимоотношениям между союзниками заставила европейцев вновь заговорить о перспективах создания «европейской армии». 10 ноября глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер обратился с призывом создать отдельную армию в Европе, поскольку ЕС не может полагаться на США в долгосрочной перспективе после избрания Дональда Трампа на пост президента США.

 

«Нам нужна безопасность в Европе, и я не имею в виду только борьбу с терроризмом. Нам нужно это сейчас. Идея того, что США всегда будут поддерживать безопасность в Европе, неверна. Независимо от исхода выборов, США не смогут вечно обеспечивать нашу безопасность, мы должны делать это сами», — заявил Юнкер во время своего выступления в Берлине.

— Фон дер Ляйен — потомственный «евроатлантический элитарий», и выражает она позицию вполне конкретной евроатлантической группировки, для которой противостояние с Россией — залог контрактов и кланового процветания, напоминает публицист, главный редактор издания «На Линии» Виктор Мураховский.

— Говоря, что Трамп не должен воспринимать НАТО как бизнес, она умалчивает о том, что НАТО является бизнесом для целого конгломерата международных корпоративно-чиновничьих тусовок, для которых «некоммерческий посыл Альянса» — лучший повод осваивать средства. По факту данное заявление означает «не суйся в НАШ бизнес». Насколько Трампу такой крик со стороны понравится — вопрос открытый.

«СП»: — Политика Трампа в отношении НАТО сможет ускорить процесс создания «европейской армии»? Юнкер вчера говорил об этом прямым текстом…

— Никто не знает пока реальной политики Трампа в отношении НАТО. Следует к тому же помнить о том, что главная оппозиция «европейской армии» находится не в США, а в самом Евросоюзе. В особенности эта идея не нравится Польше, которая предпочитает быть прямым американским вассалом именно потому, что не желает быть вассалом еврочиновничества. К тому же одно дело — распиливать на обороне от России деньги, поступающие от США, и совсем другое — тратить собственные.

«СП»: — Повлияет ли победа Трампа на расклад сил внутри Евросоюза? Многие эксперты предрекают смену власти во многих странах, в том числе, в ключевых… Кто может прийти на смену?

— Европа не однородна. По понятным причинам приход к власти протестных фигур там ещё не произошёл (первым политиком, имеющим хоть некоторый шанс, можно считать Ле Пен). Текущие элиты скорее разделятся на «новых реалистов» и «старых распильщиков», которые будут во всеуслышание объявлять, конечно, первых предателями североатлантического единства

Даже самая популярная европейская «другая политик» — Марин Ле Пен — пока не может уверенно рассчитывать на слом сложившейся системы. Ещё меньше (пока что) аудитория «Альтернативы для Германии» или «Лиги Севера». Остальные же страны ЕС страдают хроническим дефицитом суверенитета. Греция вон получила правительство из как бы коммунистов — и только для того, чтобы реализовывать неолиберальные требования «Большой тройки»…

— Это не упорство немцев, — считает заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Это признак недовольства американского истеблишмента, так называемых политических элит выбором американского народа. Через своих европейских вассалов они подают Трампу сигнал. Элиты предупреждают Трампа о возможности скоординированных действий против него не только внутри страны, но и вовне. Истеблишмент предлагает Трампу одуматься и за месяцы, оставшиеся до инаугурации, встроиться в систему. Ну и, конечно, не обошлось без гендерного окраса. Урсула фон дер Ляйен не преминула попрекнуть Трампа тем, что он занимается «установлением мужской дружбы», намекая на перспективы возникновения дружеских отношений между Трампом и Путиным. Что ж, видимо, толерантной к сексуальным извращениям Европе понятие мужской дружбы неведомо.

«СП»: — Как поведет себя Трамп? С одной стороны обещания, с другой, судя по всему, ожидается беспрецедентное давление со всех сторон, не желающих менять сложившиеся положение…

— Многое теперь зависит от его личных человеческих качеств. Трамп находится в том возрасте, когда к советам прислушиваются, только если для этого возникает желание. Нам представляется уникальный шанс увидеть, сможет ли богатый опыт в бизнесе стать подспорьем при принятии политических решений. Да, управлять Америкой как бизнесом, заниматься дипломатией как бизнесом вряд ли получится. Недовольных граждан своей страны нельзя уволить как сотрудников фирмы, а разрыв отношений с другим государством нельзя сравнить с расторжением договора с компанией-партнером. Тем не менее, параллели просматриваются. Уверен, Трамп так настойчиво шел к победе не для того, чтобы стать марионеткой в чужих руках, а чтобы в результате самостоятельно принимать решения. Ведь перед ним не стоит задача понравиться элитам.

Именно по возрастным причинам у него нет необходимости сдавать экзамен перед истеблишментом, чтобы тот признал его своим и в дальнейшем не забывал приглашать за свой стол. Это пик его жизни, пик его карьеры, а экзамен он сдает избирателям. Хочется верить, что основной мотивацией для него было желание принести пользу стране, вернув ей былое величие, и именно таким человеком войти в историю. Всё остальное у него было и есть без президентства. Осталось только амбициозное желание оставить свой позитивный след в истории. По-моему, он стремится именно к этому.

«СП»: — Если Трамп пойдет на реальную нормализацию с Москвой, как это будет воспринято Европой? Они будут продолжать гнуть свою линию или поддержат политику «старшего брата»?

— Если Трамп будет последователен в намерениях, не только американцы, но и европейцы пойдут за ним. Понятно, что для Европы в восстановлении отношений с Россией больше плюсов, даже чем для Америки. Мы более плотно связаны экономически. Поэтому в случае такого кардинального изменения мировой политической конъюнктуры, Европа даже первой пойдет навстречу России.

«СП»: — Приведет ли победа Трампа к приходу к власти евроскептических и настроенных на диалог с Россией сил? Не кажется ли вам, что подобными заявлениями Меркель и ее министры топят себя перед будущими выборами?

— Пока они надеются утопить Трампа, как минимум, хотят наставить его на истинный в их понимании путь. Что касается прихода к власти в европейских государствах евроскептиков, то политика Брюсселя последних лет создала для этого прочную основу. И без Трампа эти процессы получили бы свое развитие, но Трамп может стать их катализатором.

«СП»: — Как вы видите политику Трампа по отношению к НАТО? Он как-то договаривался до того, что допускает распад альянса. Проявит ли он прагматический подход бизнесмена в этом вопросе, или Америка будет продолжать платить за всех?

— Я не думаю, что как бизнесмен он захочет потерять влияние на Европу. А НАТО — это инструмент влияния в первую очередь. За влияние всегда надо платить. Думаю, платить продолжат. Тут важно другое: против кого будет направлено НАТО при Трампе? Исчезнут ли из программ наведения баллистических ракет российские города, которые, говорят, недавно опять там появились? Пока Трамп называет врагом Америки и всего мира террористов, а не Россию. Посмотрим.

Западные СМИ «подсчитали» российскую военную мощь на Балтике

1478166013_579c8c7ac3618876658b45e3

В короткие сроки Россия способна мобилизовать 150 тысяч человек и быстро захватить большую часть Прибалтики.

«Совершенно очевидно, что они в первую очередь отрабатывают методы высокоинтенсивной регулярной войны, полномасштабные боевые действия», — говорит Фредрик Вестерлунд, военный аналитик Шведского института оборонных исследований.

Aftonbladet изучила военные возможности всех государств Балтийского региона.

По сравнению с НАТО Россия — военный карлик. В цифрах это сравнение кажется почти смешным. В прошлом году Россия выделила на военные цели 66 миллиардов долларов, что значительно меньше, чем, например, совокупный военный бюджет Великобритании (55 миллиардов) и Франции (51 миллиард).

США (598 миллиардов) и ЕС (240 миллиардов) вместе потратили почти в 13 раз больше России.

Но цифры не дают полной картины.

В восточной части Балтийского региона потенциал России намного превосходит силы всех противников, включая НАТО.
В докладе, представленном в начале этого года, американский аналитический институт Rand методом военной игры продемонстрировал, как может выглядеть атака России на Прибалтику. Результат для НАТО: катастрофа.

Наступательные силы русских вошли бы в столицы Эстонии и Латвии за 60 часов, и легковооруженные подразделения НАТО никак не смогли бы остановить их. Само командование НАТО сделало аналогичные выводы, и они легли в основу обнародованного на днях решения разместить в Прибалтике и Польше четыре многонациональных батальона.

«С военной точки зрения очевидно, что сами по себе эти батальоны не будут иметь никакого военно-наступательного потенциала, они слишком малы. Скорее, цель в том, чтобы усилить связь с государствами Балтии», — комментирует аналитик Фредрик Вестерлунд (Fredrik Westerlund).

У Путина — фора в несколько лет

В целом НАТО с участием США намного сильнее России. Но регионально и с теми ресурсами, которые доступны в настоящий момент, стороны меняются ролями.

«Надо мобилизовать и расширять западные силы, а это требует времени. За это время Россия успеет захватить несколько стран», — уверен Роберт Дальшё (Robert Dalsjö), аналитик по вопросам безопасности в Институте оборонных исследований.

По его словам, у Путина по сравнению с Западом имеется фора от пяти до восьми лет. Даже при том, что многие страны сегодня выделяют на оборону все больше средств, а НАТО начинает перемещать ресурсы на восток, сразу догнать Россию не получится.

«Пока Запад не вернет себе способность быть противовесом российскому военному потенциалу в Восточной Европе, мы все остаемся в большой опасности», — считает Роберт Дальшё.

Россия может выиграть короткую войну на Балтике, но долгую — вряд ли, если только не применит ядерное оружие.

«Вполне реалистичный сценарий: Россия захватывает, например, Прибалтику и заявляет: „Теперь это наше, и мы будем защищаться с ядерным оружием. Рискнете проверить?“»

Большая война

В настоящее время Фредрик Вестерлунд исследует оперативные силы российской армии. По его словам, 25 батальонов, которые в военной игре Rand за два дня покорили Эстонию и Латвию, — вполне реалистическая оценка российского потенциала.

«Россия проводила учения с силами, состоящими из около 150 тысяч солдат, и у нее есть повод применить их на практике, разделив на три—четыре армии».

В целом он представляет портрет страны, которая в последнее время значительно усилила свою армию.

«Если посмотреть, как они расширяют структуру вооруженных сил и какие учения проводят, и при этом обратить внимание на то, как они сами рисуют картину угроз, то становится очевидно, что в первую очередь отрабатываются методы высокоинтенсивной регулярной войны», — говорит Фредрик Вестерлунд.

Он приводит несколько примеров:

— Россия формирует новые армии и армейские корпуса, предназначенные для того, чтобы сражаться в составе более крупных структур.

— Россия увеличила число воинских подразделений и расширила их личный состав.

— Прежде существовала серьезная нехватка армейского персонала, так что на 100 подразделений на бумаге приходилось лишь 70 на практике. Теперь укомплектованность армии улучшилась, и большее число подразделений стали доступны для выполнения боевых задач.

— Россия производит больше ракет с дальним радиусом действия, что подтверждается и оснащением корветов «Буян», недавно вошедших в Балтийское море.

— Россия увеличила арсенал тактического ядерного оружия, особенно в западных частях страны.

Хуже, чем на бумаге

Прочие страны Балтийского региона в действительности слабее, чем считаются по официальным данным. Об этом говорили все эксперты, с которыми общалась Aftonbladet. В короткие сроки Швеция способна собрать три боеспособных батальона, Финляндия — девять или десять.

В теории Швеция тоже может бросить в бой от восьми до десяти батальонов, то есть 13–14 тысяч солдат. Но генерал-майор в отставке Карлис Неретникс (Karlis Neretnieks), возглавляющий Шведскую военную академию, подчеркивает, что такие силы существуют лишь на бумаге.

«Персонал не скоординирован, многие из этих солдат — прежние военнообязанные, проходившие службу восемь—десять лет назад. Неужели они должны вступать в бой и эффективно сражаться против тех, у кого за плечами — недели и месяцы тренировок?» Роберт Дальшё подтверждает, что быстро мобилизовать можно только подразделения с обширным костяком из профессиональных военных.

«Это значит три батальона, которые с натяжкой можно назвать бригадой», — резюмирует он.

Люди плохо обучены

Во многих европейских странах ситуация не лучше. Войска не скоординированы, не могут сражаться в составе крупных структур, им не хватает тяжелых вооружений, например, танков.

«У русских есть преимущество. У них все отработано еще с 2010 года. В смысле эффективности боевых действий они опережают нас на несколько лет. Это действительно серьезная проблема», — говорит Карлис Неретникс.

Роберт Дальшё согласен с ним.

«Большинство стран Западной Европы — в таком же плохом состоянии, как и Швеция. Увы, мы не исключение».

Преимущество России на Балтике

Обзор составлен, исходя из данных Rand Corporation (доклад «Укрепление способности сдерживания на восточном фланге НАТО», Reinforcing deterrence on Nato’s eastern flank) и Международного института стратегических исследований (доклад «Военный баланс 2016», The Military Balance 2016), а также на основании бесед с учеными и экспертами. Цифры дают представление о том, с какими силами страны региона могут выступить в относительно короткий промежуток времени, максимум в течение недели, а не о полном военном потенциале каждой страны при условии тотальной мобилизации. В сравнении не учитываются такие силы, как ополчение.

Сухопутные войска

Россия. Примерно 150 тысяч военных. 25 батальонов управления (четыре танковых, пять мотопехотных, пять мотострелковых, восемь воздушно-десантных, три батальона морской пехоты). Силы поддержки — десять артиллерийских батальонов (три батальона ствольной артиллерии, два батальона тяжелой ракетной артиллерии, пять батальонов облегченной ракетной артиллерии), а также пять ракетных дивизионов, в состав которых входят два комплекса «Искандер» малой дальности и три комплекса «Точка» сверхмалой дальности. Кроме того, имеются шесть батальонов боевых вертолетов Ми-24.

Швеция. Около семи тысяч военных. Три батальона. В теории Швеция могла бы выставить около десяти батальонов, но это невозможно сделать быстро, считает аналитик Института оборонных исследований Роберт Дальшё. Причина — недоукомплектованность личного состава.

«Уже приходится заполнять бреши бывшими военнообязанными, которые служили десять лет назад. Быстро мобилизуются только подразделения с обширным костяком из профессиональных военных. Это значит три батальона, которые с натяжкой можно назвать бригадой».

На бумаге: 10 батальонов, из которых два батальона легкой пехоты, пять мотопехотных, один мотострелковый, один воздушно-десантный, один батальон сил безопасности, три бронированных роты.

Финляндия. Около 16 тысяч человек. От девяти до десяти батальонов. В военное время Финляндия способна мобилизовать до 285 тысяч человек, но большинству солдат придется пользоваться устаревшей техникой и оборудованием. 20% подразделений получают 80% денег. По словам Роберта Дальшё, существуют три элитные бригады, которым и идут все средства и вся современная техника.

На бумаге — 13 батальонов, из которых два бронетанковых, два мотопехотных, три егерских, шесть батальонов легкой пехоты.

Эстония. Примерно 2800 + 1000 военных. Шесть батальонов (два пехотных, три легкой пехоты, один многонациональный батальон НАТО).

Латвия. Около 1250 + 1000 военных. Три батальона (два легкой пехоты, один многонациональный батальон НАТО).

Литва. 10800 + 1000 солдат. Семь батальонов (три мотопехотных, три мотострелковых, один многонациональный батальон НАТО).

США и Великобритания. 
Шесть батальонов (три военно-воздушных, два батальона боевых вертолетов, один мотопехотный). Разумеется, военный потенциал США намного больше. Но вывод о шести батальонах аналитический центра Rand сделал, проанализировав, какие силы успеют прибыть на место в случае кризиса.

НАТО. Около пяти тысяч человек. Пять батальонов. На острие сил оперативного реагирования НАТО из 40 тысяч человек — Объединенные оперативные силы очень высокой готовности (Very High Readiness Joint Task Force), то есть пять тысяч человек, способных вступить в бой в срок от двух до семи дней.

«В течение суток или двух они покинут свои гарнизоны, но это не значит, что они прибудут на место. Вдобавок им придется доставлять тяжелые вооружения по морю. И морской путь из, например, Бильбао в Таллин тоже потребует времени», — отмечает Карлис Неретникс.

Военно-воздушные силы

Россия. От 200 до 300 самолетов. 27 дивизий (девять Су-27, два Су-34, три МиГ-29, четыре МиГ-31, пять Су-24, четыре Ту-22M3).

Швеция. 97 самолетов. Четыре дивизии JAS «Грипен».

Финляндия. 62 самолета. Три дивизии Макдоннел-Дуглас F/A-18.

НАТО. Примерно 150–200 самолетов. 18 дивизий (пять F-15, один B-1B, пять F-16, два F/A-18, два Typhoon FGR Mk4, один Rafale B/C, а также F-22, A-10, CF-18).

Военный флот

Россия. Два эсминца типа «Современный», два сторожевых корабля типа «Неустрашимый», четыре корвета типа «Стерегущий», четыре малых ракетных корабля типа «Овод», шесть малых противолодочных кораблей типа 1331-М, семь ракетных подводных лодок типа «Тарантул»

Швеция. Семь корветов (пять «Висбю», два «Гётеборга»). Три подводных лодки (три «Готланда», два «Сёдермандланда»).

Финляндия. Восемь ракетных подводных лодок (четыре «Каума», четыре «Хамина»).

Четыре батальона НАТО, состоящие из в общей сложности четырех тысяч солдат, прибудут на место в следующем году. В Польше разместятся американцы, британцы и румыны, в Литве — немцы, бельгийцы, хорваты, французы, люксембуржцы, голландцы и норвежцы, в Латвии — канадцы, албанцы, итальянцы, поляки и словенцы, в Эстонии — британцы, датчане и французы.

Счетчик HitMeter